автор Карпович Люся 9класс
 
 
Главная

 

Яркий, красочный мир пернатых, живущих в тропических странах, давно привлекает внимание наших любителей птиц. Раздобыв какого-нибудь попугая или пару амадин, человек, конечно, хочет знать, в каких условиях надо держать этих птиц и как кормить. К сожалению, наша отечественная литература по данному вопросу пока еще крайне скудна, и любителю чаще всего приходится довольствоваться устными советами более осведомленного, но не всегда достаточно опытного лица. Пытаясь в какой-то мере восполнить этот пробел, я и написала эту книгу.
Вводя читателей в курс дела, которому посвящается книга, начинают обычно с его истории. Так же поступим и мы, в самых общих чертах повествуя о том, как "осваивали" европейцы полюбившийся им причудливый мир экзотических птиц.
Первыми в Европу попали попугаи. Еще в 330 году до нашей эры привез их, возвращаясь из похода в Индию, Онесик-рит - начальник флота Александра Македонского. Это были уже прирученные ожереловые попугаи, взятые у местных жителей. Затем, в самом конце той и в начале нашей эры уже много попугаев стало доставляться в Рим не только из Южной Азии, но, по-видимому, и из Африки. По дошедшим до нас произведениям писателей и поэтов того времени - Овидия, Мар-циала, Катона старшего и других можно судить, что попугаев тогда ценили не только за красоту, но и за их способность поддаваться дрессировке, заучивать слова. Одно время у римской молодежи даже вошло в обычай появляться на улицах с ручным попугаем на пальце. Но стоимость "говорящего" попугая иногда значительно превышала стоимость раба. Богатые светские и церковные сановники держали этих птиц в роскошных клетках из серебра, слоновой кости и панциря черепахи. Однако известен и такой плачевный факт из третьего столетия нашей эры: император Ганнибал, будучи подростком, кормил львов своего зверинца попугаями и павлинами.
После падения Римской империи упоминания о попугаяхисчезают из европейской литературы и появляются вновь лишь шесть веков спустя - в эпоху крестовых походов. Дорогие птицы развлекали скучающих жен средневековых рыцарей, когда те отправлялись в долгие военные походы. Охотно держали попугаев и в монастырях, учили их ради забавы произносить слова молитв. В 1499 году Колумб, побывав в Вест-Индии, привез оттуда в Испанию первых для Европы попугаев Нового Света.
И только с конца XV века на европейском горизонте стали понемногу появляться чужеземные воробьиные птицы. Началось с того, что испанские мореплаватели открыли вместе с Канарскими островами и их звонкоголосую певунью - канарейку, так восторженно принятую впоследствии во всех странах мира, В XVI столетии португальцы, рьяно обследовавшие западное побережье Африки, привозили оттуда на родину разные диковинки и в том числе красивых птиц. Богатые люди охотно покупали их, как вообще покупают разные редкости. Не преминув воспользоваться этим обстоятельством, португальские мореходы XVII века принялись уже довольно регулярно доставлять в Европу значительные партии яркоокрашепных мелких птиц из Сенегала. Вскоре их примеру последовали голландцы и французы, разведавшие к тому времени пути и в другие тропические страны. Еще больше оживилась торговля экзотическими птицами, когда в пей приняли участие англичане и немцы.
Круг любителей чужеземных птиц быстро расширялся. Однако случаи успешного гнездования экзотов в условиях неволи были редки. Объяснялось это и незнанием в то время вообще биологин птиц, и недостатком опыта содержания экзотических птиц в неволе. Из-за отсутствия соответствующей литературы и трудностей общения тогдашние любители, как говорится, варились в собственном соку и каждый действовал на свой страх и риск. Наиболее удачливыми в этом отношении оказались голландцы.
Только в XIX веке стали появляться книги, которые могли по-настоящему помочь любителям. Это были труды орнитологов Франции, Англии и Германии. Некоторые из этих ученых, например Альфред Брем, сами держали тропических птиц дома.
Исключительно важную роль в развитии комнатного птицеводства в Европе сыграл немецкий зоолог XIX века Карл Русс. В течение многих лет он не только широко общался с орнитологами разных стран и знакомился с опытом любителей-птицеводов, но и сам занимался содержанием и разведением большого числа видов птиц в клетках, комнатных вольерах и птичьих комнатах. Известный поставщик диких животных для зоопарков Европы Карл Гагенбек снабжал Русса особо редкими птицами, подчас еще неизвестными науке. В 1870 году Русс издал первый том своего "Руководства для любителей птиц", посвященный исключительно экзотическим видам. С 1872 года стал регулярно выходить редактировавшийся Руссом журнал "Мир пернатых", послуживший связующим звеном между учеными и любителями. (Этот журнал выходит и сейчас.) В 1888 году появилась еще одна книга Русса об уходе за комнатными птицами и их разведении. Все это были первые, научно обоснованные руководства для лиц, серьезно заинтересовавшихся работой с птицами.
Б последнее десятилетие XIX века увлечение экзотами распространилось на все страны Европы. Этому очень способствовал Брем - прославленный автор многотомного научно-популярного труда "Жизнь животных". Его интересные описания жизни животных и в том числе птиц всего мира вербовали все новых и новых птицелюбов. Писал Брем и о содержании птиц в неволе, приветствуя желание любителей держать и разводить экзотов у себя дома. Проведя немало лет в Африке, он уже тогда предвидел необходимость природоохранных мер.
Тем временем XIX век готовил любителям экзотов все новые и новые открытия, а вместе с этим и новые соблазны. Большое место среди них заняли птицы Австралии. Еще в XVIII веке до европейцев доходили заманчивые слухи о замечательных австралийских птицах. Время от времени стали появляться оттуда и сами птицы. Их привозили моряки и члены экспедиций, обследовавших заселявшуюся европейцами страну. Так, в 1840 году английский натуралист Джон Гульд, три года путешествовавший по Австралии, привез в Лондон несколько пар волнистых попугайчиков, которых в Европе тогда еще не знали. Он передал их в зоопарк. Перепадали подобные подарки и Руссу. Из появившейся вскоре книги Гульда любителям экзотов стало ясно, что пятый континент - это действительно страна красивейших птиц. Их ждали и даже жаждали. По мере того как улучшалась судоходная связь с Австралией, участились и привозы австралийских птиц в Европу. Французы и бельгийцы первыми начали торговлю ими. К сожалению, занявшиеся ею дельцы не знали меры. Например, отлов волнистых попугайчиков принял такие масштабы, что еще в 1894 году австралийским властям пришлось запретить вывоз этих птиц.
Из всех австралийских попугаев самым привлекательным для любителей оказался волнистый попугайчик. Его разведением с увлечением занялись не только в Европе, но и в Японии, и в Америке. Не прошло и полувека, как этот маленький пернатый австралиец, подобно канарейке, покорил весь мир. И так же, как она, он начал изумлять своих владельцев то в одной стране, то в другой, иногда преподнося им птенцов совсем иного цвета, чем их родители. Помимо радостного удивления, перед любителями встала интересная проблема получения стойких цветных разновидностей волнистого попугайчика.
Не обошлось и тут без помощи ученых. Заинтересовавшись появлением цветных мутаций, то есть наследственных изменений окраски, у попугайчиков, кое-кто из генетиков Швейцарии и Германии занялся изучением наследственных свойств этих птиц. Результатом этих, независимых друг от друга исследований были статьи Штейнера и книга Дункера, по сути своей представлявшая краткий курс генетики для любителей разведения мелких птиц. Пользуясь такой литературой и вооружившись терпением, многие любители с увлечением взялись за новую работу. А поле деятельности в этом направлении все больше расширялось и продолжает расширяться в каши дни. Оказалось, что все новые и новые виды разводимых в неволе птиц способны давать мутации, причем не только по окраске оперения, по и других признаков. Кстати сказать, работа по выведению новой цветной разновидности птиц очень трудоемка. Она может считаться завершенной лишь после того, как будет получена так называемая чистая линия особей, дающих одинаковое по окраске потомство, а не "букет" нескольких расцветок, как это часто случается при скрещивании внешне сходных, но генетически разнородных особей.
Сообразно личным вкусам и, конечно же, материальным возможностям любители выбирают и другие направления в своем занятии птицами. Кое-кого увлекает, например, сложная тема гибридизации, дающая подчас много материала для интересных наблюдений как над скрещиваемыми птицами, так и над их потомством. Кое-кто не отказал себе в удовольствии иметь хотя бы двух-трех крупных попугаев и, терпеливо занимаясь с ними, сделал из них очень интересных "друзей дома". Некоторые любители держат много разных птиц просто так, ради коллекции и т. д. Но все это, так ска.чать, частные случаи, одно перечисление которых могло бы занять много места. Нам кажется более важным выделить главное направление комнатного птицеводства нашего времени.
Совершенно ясно, что основные старания любителей должны быть устремлены на разведение всех доступных им видов экзотических птиц. Эта работа приобретает особенную актуальность именно сейчас, когда бурная хозяйственная деятельность человека теснит повсеместно природу и ставит под угрозу вымирания все новые и новые виды животных. Чрезмерный вылов птиц, имеющих ограниченное распространение, с целью содержания их в неволе может привести к почти полному их исчезновению в природе. Весьма показательным является пример с белым балийским скворцом, который живет на индонезийском острове Бали, встречаясь там лишь на тринадцатикилометровом участке побережья. Как новый вид этот скворец был описан сравнительно недавно - в 1912 году, когда он был еще достаточно многочислен. Однако из-за торгового азарта, все более охватывавшего птицеловов, он стал настолько редок, что теперь занесен в Международную Красную книгу. На край гибели привела его необычная окраска, из-за которой он вдруг понадобился всем зоопаркам. Поэтому понятно, почему некоторые страны, например Австралия и США, в качестве одной из природоохранных мер наложили запрет на вывоз от них зверей и птиц с коммерческой целью. К чести любителей большинства стран Западной Европы следует отметить, что для них австралийский запрет не страшен: все вывезенные оттуда виды птиц разводятся ими в таком количестве, что пополнения извне уже не требуется.
Итак: разводить птиц дома с той целью, чтобы как можно меньше брать их из природы, - таков девиз птицелюбов сегодняшнего дня. Насколько непроста эта работа, знают только те, кто уже занимался ею. Многие виды птиц легко начинают гнездиться в клетках, но для того, чтобы их птенцы благополучно выросли и тоже стали бы способными к размножению, подчас приходится немало потрудиться.
В каждой стране, где разводят экзотических птиц, созданы специальные общества любителей-разводчиков. Они вместе с другими обществами и клубами птицелюбов входят в состав Национальных обществ любителей птиц. Работу Национальных обществ координирует Международная конфедерация любителей-разводчиков. Она же снабжает членов обществ стандартами, иначе говоря, научными описаниями размножаемых ими видов птиц. Эти стандарты необходимы для учета тех или иных изменений видовых признаков, которые могут произойти у птиц, выросших в искусственных условиях. Каждая птица, выведенная в клетке, должна быть своевременно окольцована глухим металлическим кольцом с порядковым номером. Успехи любителей демонстрируются па регулярно устраиваемых выставках.
Волна увлечения экзотическими птицами коснулась в конце прошлого века и русских любителей комнатных птиц. Помимо крупных попугаев, с XVIII века в небольшом количестве завозимых в Россию, в квартирах москвичей и петербуржцев стали появляться волнистые попугайчики, кореллы и другие пернатые новинки. Рекламы зоомагазинов регулярно оповещали о продаже разных иноземных птиц. Заслуживает особого упоминания интересный почин московской любительницы птиц Е. И. Свешниковой. В 1885 году она основала питомник мелких отечественных птиц, использовав для этой цели небольшой собственный дом в Сокольниках. Но с 1890 года Свешникова стала покупать за границей экзотических птиц, которые постепенно вытеснили отечественных, и таким образом организовался питомник тропических птиц. За первые двадцать лет его существования в нем перебывало более 160 видов чужеземных птиц. Многие из них гнездились, и ежегодный вывод доходил до 400 особей. Давали потомство вьюрковые ткачики, настоящие ткачики, тимелни, многие виды попугаев, в том числе си-нешапочный висячий попугайчик, размножение которого и а наше время считается большой редкостью.
В годы первой мировой и гражданской войн разного рода трудности поставили под угрозу дальнейшее существование этого питомника. И лишь национализация его Советским правительством, осуществленная по предложению самой Свешниковой, спасла начатое дело. Затем питомник был передан по ее же просьбе Московскому зоопарку. На территорию этого зоопарка был перевезен и сам дом Свешниковой. В нем она продолжала работать до самой своей смерти в 1927 году. Сообщения о своей деятельности Свешникова печатала в журнале Московского общества птицелюбов, которое в начале нашего столетия называлось "Кружок любителей певчей и другой вольной птицы", а также в "Вестнике зоологического сада" и в "Журнале московского отделения Российского общества покровительства животных".....