ЧУДО-ДЕРЕВО В ЧУДО-МУЗЕЕ

Как у наших у ворот
Чудо-дерево растёт.

Не листочки на нём,
Не цветочки на нём,
А чулки да башмаки,
Словно яблоки!

Мама по саду пойдёт,
Мама с дерева сорвёт
Туфельки, сапожки.
Новые калошки.

Папа по саду пойдёт,
Папа с дерева сорвёт
Маше - гамаши,
Зинке - ботинки,
Нинке - чулки,

А для Мурочки такие
Крохотные голубые
Вязаные башмачки
И с помпончиками!
Вот какое дерево.

11 февраля мы отправились в Переделкино, а там музей на музей не похож. Здесь нет веревочек, нет табличек, нет предметов, живущих пыльной и одинокой жизнью музейных экспонатов. Экспонаты можно трогать руками, а иногда даже спускать их с лестницы — как металлическую пружину, присланную Чуковскому американскими физиками. Физики изучали колебания волн и случайно открыли, что такая пружина умеет сама спускаться вниз по ступенькам. Если ее об этом как следует попросить. Дети рассаживаются по ступенькам и просят. Экскурсовод Павел Сергеевич ставит пружину на самый верх, и та, несмотря на почтенный возраст, резво топает вниз по лестнице.

Черный дисковый телефон, по которому Чуковский разговаривал с крокодилами, слонами и газелями, стоит здесь же. А нам позвонил Айболит. Истории в доме рождаются сами собой. Наверху, в кабинете, обитает письменный стол с чернильницей, в которую свалился неутомимый хвастун, герой и болтун Бибигон. «Кстати, очень вероятно, что злой волшебник Брундуляк — смертельный враг Бибигона — перелезал сюда от Катаева через забор», — невзначай роняет экскурсовод. И тут же достает из архива волшебную чашку с собачкой. Чашка жалобно пищит, если взять ее не двумя руками сразу, а одной. Больше всего подкупает то, что при всех своих регалиях, мантиях и космических встречах Чуковский не выглядит выхолощенным персонажем из школьного учебника по литературе. В чем-то он очень похож на них самих. Оказывается, Чуковский хулиганил в школе: одной веревкой связывал ноги всем своим одноклассникам, чтобы, дергая за нее, подсказывать, где в диктанте ставить знаки препинания. Оказывается, чтобы развлечь детей, он мог приклеиться языком к дереву. Понарошку, конечно, зато каким приключением для детей было его отдирать!